Декларирование доходов и имущества − не новация, для госчиновников в том числе. Почему же все предыдущие годы все было тихо и спокойно, а сейчас так много шума. Изменилось только одно – декларации стали доступными широкой общественности. То, что раньше не волновало чиновников, контролировавших других чиновников, общественность возмутило. Это яркая характеристика нашей государственной системы борьбы с коррупцией, которая без общественного контроля недееспособна.

Многих удивляют и возмущают не только суммы, указанные в декларациях «честных» политиков и госслужащих, но и то, что огромные суммы денежных средств они хранят в наличной валюте.  Хотя, чему тут удивляться? Все закономерно.

Миллионы и миллиарды госчиновников и политиков – это криминальные деньги. Взятки, государственный рэкет, воровство и т. д. Политики-бизнесмены – отдельная история. Криминальные деньги − в подавляющем большинстве это наличка. Легализация таких денег − всегда проблема для криминала. Для чиновника и политика, не занимающегося бизнесом, вдвойне. Их даже на депозит нельзя положить. Положил − значит засветил раз и навсегда. А вдруг спросят: «Откуда?» Если не сейчас, то потом. Вот и накоплены огромные суммы налички. Но жить долго как господин Корейко им было не в мочь, и если не они, то их детки, постепенно пустились в приобретения и траты. Круговая порука госчиновников, отсутствие эффективной системы государственного контроля и нормативной базы для системного документального анализа и сопоставления их официальных доходов с реальными позволяли им это делать, не опасаясь ответственности. А тут вдруг − бац! Народу разрешили пощупать их за вымя, причем публично. Не думаю, что они испугались, но определенное беспокойство испытали.

Логика их рассуждений, вероятно, такова. Жить, как это быдло, на 200-600$ в месяц мы не сможем, но как тогда объясним наши расходы на десятки тысяч долларов в 2016 году, если у нас официальный доход составляет именно эти 200-600$?  Значит, надо показывать в декларации такие остатки, которые нам позволят жить как прежде. То, что лежит в банках, не убавить и не прибавить. Да и тратить их бесконтрольно не получится. А вот наличку никто не проконтролирует. Можно указывать, сколько хочу. Кто проверит? Ведь инвентаризацию никто не сможет провести. Хотя нет, сколько хочу показать не получится − посадят. Надо как-то поскромней.

Следуя этой логике, они и проставили в декларациях миллионы. Причём, я уверен, в большинстве случаев данные декларации не соответствуют реальным остаткам у декларантов. Здесь возможны две ситуации.

  1. Фактически денег гораздо больше, но декларанты понимали, что указывать их все – это подписать себе приговор.  Думаю, что общая сумма задекларированных активов не превышает и 10% реальных остатков.
  2. Фактически остатков денег меньше, чем указано в декларации. Зачем это делать? Представьте чиновника, который постоянно, из года в год получает определенную сумму криминального дохода и тратит его на свои потребности. Он знает, и даже уверен, что такие доходы будет получать и далее. Следовательно, их надо указать в декларации. Якобы они уже у него имеются. Тогда на вопрос, откуда у вас деньги на такие траты, всегда можно ответить: «Я их декларировал».

Вторая ситуация встречается количественно чаще, но касается она только мелкой рыбешки.

Ссылаясь на эти задекларированные миллионы, они могут теперь без проблем не один год тратить десятки и сотни миллионов. Почему? Потому что нарушен основополагающий принцип учета. Если нет сплошного учета расходов, то учет остатков и прихода (дохода) ничего не дает. Вы же не будете контролировать все их покупки и вести их системный учет. Вы просто не сможете этого сделать. Максимум, что возможно, – это проконтролировать их крупные покупки и сопоставить их с задекларированными остатками.

Они это прекрасно понимают.  Это создает для них определенный дискомфорт. Да и с остальными незадекларированными миллионами надо что-то решать. И вот уже начинают активно внушать нам мысль о необходимости амнистии капитала. Конечно же, на благо народа. Как же, он легализуется и непременно будет инвестирован в новые бизнес-проекты, новые рабочие места, зарплаты и… райскую жизнь.

А вот теперь о бизнесе. Почему чиновники не вкладывают свои деньги в бизнес, а держат их «под матрасом»? Скажите, зачем вам вкладывать деньги в рискованный бизнес, когда вы уже занимаетесь суперприбыльным «бизнесом»? Не осуществляя никаких вложений, не неся никаких затрат с фантастическим процентом рентабельности!

Второе. Бизнес не дает возможности легализовать криминальные доходы. Для легализации доходов бизнес должен быть прибыльным, а это налоги, и немалые. Если показывать убытки, а прибыль прятать, то это значит снова входить в «криминальное поле» с меньшей рентабельностью и еще большими рисками, чем при взятках. Зачем?

Третье. Заниматься бизнесом чиновник может только через подставных лиц − снова большие риски.

Следующая причина хранения налички – их проще спрятать и, если придется драпать из страны, проще вывезти.

Кроме этого, криминал не только дает доходы, но и требует расходов, а на это необходима наличка.

 

Политики-бизнесмены – это отдельная большая тема. Скажу лишь главное. Бизнес у нас тесно переплетен с криминалом. И чем больше доходы политика-бизнесмена, тем больше он преступник. Этот вывод сделан мной не только на представлениях, но и знании. Достаточно сопоставить декларируемые прибыли такого бизнеса с собственностью, активами и капиталами их собственников. Теневые деньги, которые вращаются в бизнесе просто огромны.

В заключении хочу добавить.

Я давно пропагандирую необходимость трех действий, без которых невозможно вытащить наше общество из болота криминала:

  1. Независимый и публичный аудит государственных финансов и предприятий.
  2. Обнародование расходов бюджетов всех уровней с детализацией расходов.
  3. Обнародование отчетности и основных бухгалтерских документов всех предприятий, в которых есть хоть какая-то доля государства.

Это позволит закрыть дыры, через которые бюджетные средства перетекают в собственность частных лиц. Это основной источник богатств наших миллионеров и миллиардеров. Успешный коммерческий бизнес, как источник богатств у нас в Украине редкость.